Наша группа в Facebook Наша группа в Одноклассниках Наша группа в ВКонтакте
Наш аккаунт в Twitter Наш аккаунт в Instagram Наш канал на  Youtube

 

 

Конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире» Виртуальный тур "ЕСЕНИНСКИЙ КРАЙ"
Торгово-выставочный центр Гостевой дом
Чайная

 

 

Приемная

Тел. 8(4912)55-03-06;
Факс 8(4912)55-03-07

Заказ экскурсий
8(49137) 33-2-57;
8-910-566-64-97

Электронная почта: info@museum-esenin.ru

Иорданская голубица

Примечания

  1. Иорданская голубица (с. 57).- Газ. «Известия Рязанского губернского совета рабочих и крестьянских депутатов», 1918, 18 августа, № 170; газ. «Известия ВЦИК», М., 1918, 22 августа, № 180 (Лит. прил. № 1); Сел. час. В другие авторские сборники отдельные части «Иорданской голубицы» включались также как самостоятельные произведения: в П18 и П21 - части первая, третья и пятая; в Тел. и Рус.- части первая, третья, четвертая и пятая; в ОРиР - часть вторая.

    Черновой автограф (ИМЛИ) охарактеризован в разделе «Варианты» наст. тома (с. 213-222). Беловой автограф РГАЛИ являлся первоисточником публикации «Иорданской голубицы» в «Известиях ВЦИК». Исходный текст произведения был исполнен целиком (черными чернилами). Затем из него была вырезана вторая часть; эта вырезка не сохранилась - скорее всего, вначале она была заменена написанным автором на отдельном листе (карандашом) текстом стихотворения «О Матерь Божия...» (см. его окончательную редакцию в т. 1 наст. изд.). Потом этот текст был Есениным перечеркнут, и на обороте того же листа он восстановил (также карандашом) вторую часть «Иорданской голубицы». Далее - уже другими людьми - были проведены: а) правка рукописи (замена слова «несчислимая» в ст.6 на «нечислимая», изъятие ст.21-28, расстановка знаков препинания); б) последующая перепечатка частей «Небо - как колокол...» и «О Матерь Божия...» на машинке и правка машинописи; в) композиционные изменения в произведении (внесение текста «О Матерь Божия...» как отдельной части «Иорданской голубицы» между авторскими второй и третьей частями и соответствующая перенумерация остальных). В таком исправленном виде поэма появилась в «Известиях ВЦИК». Однако через несколько месяцев вышел в свет Сел. час., где «Иорданская голубица» была напечатана вновь. В этом сборнике все описанные выше под пунктами а), б) и в) операции с авторским текстом поэмы - кроме расстановки знаков препинания (впрочем, в Сел. час. она была сделана по-иному),- были Есениным отменены. Скорее всего, отмеченные изменения были сделаны сотрудниками «Известий ВЦИК» (на заключительном этапе редакционной подготовки «Иорданской голубицы» к печати) без участия поэта.

    Сохранился также - в составе макета неизданного сборника 1919 г. «Вече (революционные поэмы)» - авторизованный список произведения рукой неустановленного лица, сделанный по Сел. час. (РГАЛИ). Кроме того, имеется экземпляр П18 (он описан на с. 324-325), где в ст.6 Есениным исправлена опечатка (в слове «неисчислимая» вычеркнута первая из букв «и»).

    Печатается по наб. экз. (вырезка из Сел. час.) с изменением пунктуации в ст.19 по другим источникам: подробнее см. об этом работу В.А.Вдовина «Если обратиться к первоисточнику... Страницы творческой биографии С.Есенина» (сб. «В мире Есенина», М., 1986, с. 597-601). В «Известиях Рязанского губернского совета рабочих и крестьянских депутатов» дата: «1918 г., июль». Датируется по Сел. час., где под текстом поэмы значится: «Июнь, 1918, 20-23. Константиново».

    Первые отклики на «Иорданскую голубицу» появились вскоре после ее обнародования в «Известиях ВЦИК». Н.Юрский отозвался о содержании и композиции поэмы следующим образом: «Прочтете вы это произведение, разделенное на VI частей, и не поймете - что, собственно, хотел сказать автор.

    Прочтете второй раз и заглавие, и содержание - и... опять ничего не поймете.

    Автор назвал свое произведение „Иорданскою голубицею“ неведомо почему: содержание произведения не проливает на этот вопрос никакого ответа. Может, автор иносказательно старался пояснить, что для прочтения его произведения надо запастись голубиной кротостью,- все возможно.

    В этом произведении имеется все: и гуси, и лебедь, впереди их летящий и имеющий „в глазах, как роща (!!) грусть“, и „месяц - язык“ (черным по белому значится!), и „нивы“, и „апостол Андрей“, и „Мати Пречистая Дева, стегающая розгой осла“ (есть, между прочим, существа, более заслуживающие эту меру воздействия), и много кой-чего другого, всего и не перечислишь.

    И вот эту массу предметов и образов предстояло связать в нечто целое. Сергей Есенин попытался это сделать, и в результате - „в огороде бузина, а в Киеве дядька“» (журн. «Вестник путей сообщения», М., 1918, № 14/15, с. 37).

    П.И.Лебедев-Полянский писал: «Есенин уходит прямо в лагерь реакции. Он без всяких оговорок, вместе с церковным клиром, на радость всей черной и белой братии, уверяет, что на том свете куда лучше, чем здесь на земле.

    Вы, читатель, не верите? Хорошо,- так прочтите, но, пожалуйста, спокойно, вот эти строчки <первые две строфы четвертой главки поэмы>.

    - Но это же недопустимо!

    Мы вполне согласны с вами, читатель, но будем сохранять спокойствие...» (журн. «Пролетарская культура», М., 1918, № 4, сентябрь, с. 37; подпись: В.Г-ъ).

    Другой пролеткультовец (П.К.Бессалько) высказался в том же духе: «Неприятно поражает стихотворение Есенина «Иорданская голубица», где поэт, называя себя большевиком, говорит нам о борцах, убитых на своем посту <приведена вторая строфа четвертой главки произведения>.

    Черт возьми, да ведь такое стихотворение понижает нашу волю к победе! Зачем нам бороться за социализм, когда там на небе лучше, чем на земле у нас?» (журн. «Грядущее», Пг., 1918, № 7, октябрь, с. 14).

    Предметом подавляющего большинства последующих прижизненных критических оценок, разнообразных по содержанию и тону, стала начальная строфа второй главки. Так, С.В.Евгенов иронизировал: «„Отрок с полей коловратых“ Есенин громко „возопил“: „Мать моя родина, я - большевик“ - и перепорхнул в литературное приложение „Известий ЦИКа“, а оттуда и в пролетарские издания» (журн. «Грядущая культура», Тамбов, 1919, № 3, январь, с. 16; подпись: С.Клубень). Напротив, П.В.Пятницкий, процитировав указанную строфу, писал: «Из этого можно заключить, что поэт считает себя певцом революционной современности» (газ. «Известия Петроградского Совета рабочих и красноармейских депутатов». 1920, 24 мая, № 111; подпись: Кий), а П.С.Когану она же дала повод для обобщений: «Революция для крестьянства скорее возврат к естественным формам жизни, чем потрясение основ.

    <...> Революция близка ему <Есенину> по необъятности трудовых задач, поставленных ею, потому что ей не войти теперь в берега, пока она не довершит до конца начатого и не перестроит весь мир, ибо на меньшем она не помирится. И сочувствие Есенина прежде всего к беспредельности ее цели. Здесь жертва - не отречение, не аскетизм, а радостное чувство, естественная игра сил» (Кр. новь., 1922, № 3, май-июнь, с. 258-259; вырезка - Тетр. ГЛМ).

    В нескольких более поздних отзывах декларация поэта была поставлена под сомнение. Г.Ф.Устинов писал: «У Есенина большевизм ненастоящий. „Мать моя родина, я - большевик“ - это звучит для подлинного большевика фальшиво, а в устах Есенина как извинение,- извинение все перед той же дедовской Россией» (в его книге «Литература наших дней», М., 1923, с. 54). См. также высказывания А.П.Селивановского (журн. «Забой», Артемовск, 1925, № 7, апрель, с. 15) и И.С.Герасимова (газ. «Вятская правда», 1925, 26 ноября, № 271; вырезка - Тетр. ГЛМ).

    Откликом чисто филологического характера на «Иорданскую голубицу» (вкупе с некоторыми другими произведениями) явилось наблюдение В.Л.Львова-Рогачевского о роли синего (голубого) цвета в творчестве Есенина - оно предвосхитило идеи исследований, предпринятых в 60-е - 80-е годы: «Весенний Есенин всюду видит синий свет <...>. Когда младенец Иисус уронил золотой колоб, который спекла ему „Мать Пречистая“, и колоб покатился месяцем по синему небу, „замутили слезы душу голубую Божью“... У Есенина тоже голубая душа, да и сам он весь голубой, пришедший приголубить все живое, он в колокол синий месяцем бьет и славит голубую звездами вбитую высь...» (Львов-Рогачевский В. «Новейшая русская литература». 2-е изд., испр. и доп., М. (обл.: М.-Л.), 1924, с. 317-318; выделено автором).

    Иорданская голубица.- Один из источников этого образа - в Новом Завете: когда Иисус был крещен Иоанном в реке Иордан и вышел из воды, то «увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и испускался на Него» (Мф. III, 16). Ср. также определенную параллель первой строфы третьей главки поэмы со строчками «Снова голубь Иорданский / / Над землею воспарил» из «Поддонного псалма» Н.А.Клюева - сочинения, к которому не раз обращался Есенин на рубеже 1917-1918 годов (см. его письмо Иванову-Разумнику конца декабря 1917 г. и статью «Отчее слово», <1918>). Впрочем, употребленное здесь Есениным слово «голубица» (вместо «голубь») несет дополнительную смысловую нагрузку - ведь в одном из народных поверий «называют голубицею» (Аф. III, 222) человеческую душу. В свете этого заглавие «Иорданская голубица» вполне соответствует содержанию произведения: в целом оно безусловно навеяно мифопоэтическими представлениями о посмертной судьбе тех человеческих душ, которые переселяются в рай или, говоря словами поэмы, в «благие селенья» (см. последующий комментарий).

  2. Гусей <...> стая / / <...> / / То душ преображенных / / <...> рать.- Ср.: «...душа, по мнению наших предков, излетала из человеческого тела птичкою, мотыльком или другим крылатым насекомым, и в этом виде возносилась в царство блаженных. Под влиянием такого воззрения, в <...> отлете птиц осенью стали усматривать удаление душ в небесные области...» (Аф. III, 292).

  3. Летит в небесный сад. / / А впереди их лебедь...- Ср.: «...тени усопших ищут вечно цветущих лугов и вечнозеленого сада, но достигают туда только одни добродетельные.

    Этот небесный сад (рай) преисполнен роскошными цветами и плодами...» (Аф. III, 257); «предания представляют аиста, лебедя <...> проводниками усопших» в рай (Аф. III, 293).

  4. Звездами вбитая высь.- Ср.: «Греко-римское представление звезд блестящими головками гвоздей, вбитых в кристальный свод неба, <...> подтверждается и нашими сказками...» (Аф. I, 281). Б.В.Нейман усмотрел параллель между этими словами и загадкой «Сито-Вито гвоздями убито» (сб. «Художественный фольклор», М., 1929, [вып.] 4/5, с. 206).

  5. Вижу вас, злачные нивы, / / С стадом буланых коней. / / С дудкой пастушеской в ивах / / Бродит апостол Андрей.- Наблюдение А.М.Авраамова (в его кн. «Воплощение. Есенин - Мариенгоф», М., 1921, с. 24), что в данном случае апостол Андрей является метафорическим олицетворением месяца, соответствует сказанному в «Поэтических воззрениях...»: «...здесь <в загадке: «Поле не меряно, овцы не считаны, пастух рогатый»> дается ему <месяцу> человеческий образ, <...> он является <...> пастухом, который пасет небесное стадо. Стадо это - бесчисленные звезды...» (Аф. I, 692). Апостол Андрей - один из двух учеников Иоанна Крестителя, последовавших за Иисусом (Иоан. I, 40); по преданию, проповедовал и в России.

  6. Все мы... / / В тех благих селеньях будем, / / Где протоптан Млечный Путь.- Ср.: «Когда человек умирает, душе его предстоит далекое и многотрудное странствование, чтобы достигнуть светлого неба и водвориться там в блаженных селениях...» (Аф. III, 279); «Млечный путь и мост-радуга в поэтических сказаниях индоевропейских народов представлялись священными дорогами, <которыми> <...> следовали души усопших, устремляясь в пресветлый рай» (Аф. III, 282). Употребленное Есениным слово «протоптан» также имеется на одной из страниц «Поэтических воззрений...», соседствующих с цитированными (Аф. III, 280).

  7. Древняя тень Маврикии.- Речь идет о дубраве Мамре; подробнее см. выше в комментарии к «Октоиху» (с. 316-317).

  8. Дождиком в нивы златые / / Нас посетил Авраам.- Вероятно, здесь Авраам выступает по воле автора не только как библейский персонаж, живший у дубравы Мамре (см. Быт., гл. XII-XXV), но и как водорожденный бог древних (о нем подробнее в комментарии к «Преображению», с. 331, 333).

Варианты

Черновой автограф (ИМЛИ):

{Листы автографа обгорели по краям во время пожара 1929 года в Константинове. Утраченные части слов по возможности восстановлены (обозначены угловыми скобками)}

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
Эпиграф
Прощай, проща<й,>
Прощай, масля<ница.>


За эпиграфом следует черновой набросок текста с первой строкой «И небо и земля все те же...», тут же зачеркнутый автором. Впоследствии этот текст публиковался как отдельное произведение (см. это стихотворение и варианты к нему в т. 4 наст. изд.). Далее на том же листе начинается черновик второй главки «Иорданской голубицы» (нумерация авторская).
Черновик главки «Земля моя, златая...», впоследствии ставшей в поэме первой, был исполнен на другом листе (после главки «Вот она, вот голубица...», ставшей в итоге третьей). Он начинается со следующих черновых набросков:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант


[Русь моя имя твое]
[Как покойницы]
[Даже коровы в лугу]
[шерстью]
[теряют]
[О отче]
[Здравствуй]
[В]
[Ныне]
[мя] [позови]
[О] [Русь моя белая]
Раненый в об - конец строки утрачен.
[<Л>ебедица родин<а>]
[Златистыми]


Затем следует:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
1-4 I О Русь моя златая,
То осень на дворе
II Земля моя златая,
Не осень на дворе
III Земля моя златая,
Уж осень на дворе.
Зари вол<шебной?>
IV Земля моя златая,
На голубом одре
Заря лежит больная
V Земля моя златая,
Осенний светлый храм.
Гусей крикливых стая
Крылами
VI как в тексте.
5-8 I Несут они на крыльях
Усопший твой
II Несут они на крыльях
Твой отгрустивший лик
III Несут они на крыльях
Рабу
IV Несут они на крыльях
Представленную
V Несут они на крыльях
Усоп<шую? ших?>
VI Несут они на крыльях
Твоих усопших раб,
И звезды кружат пылью
От их румяных лап.

VII Несут они на крыльях
Твоих усопших чад.
И липнут звезды пылью
VIII Несут они на крыльях,
Стряхая с неба пыль

123

 
© Государственный музей-заповедник С.А. Есенина, 2005-2017.
Все права защищены.
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.
Музеи России