Наша группа в Facebook Наша группа в Одноклассниках Наша группа в ВКонтакте
Наш аккаунт в Twitter Наш аккаунт в Instagram Наш канал на  Youtube

 

 

Конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире» Виртуальный тур "ЕСЕНИНСКИЙ КРАЙ"
Торгово-выставочный центр Гостевой дом
Чайная

 

 

Приемная

Тел. 8(4912)55-03-06;
Факс 8(4912)55-03-07

Заказ экскурсий
8(49137) 33-2-57;
8-910-566-64-97

Электронная почта: info@museum-esenin.ru

Кузьминское помнит поэта

Власова Л.Н.

За горами, за желтыми долами

Протянулась тропа деревень

Так называет Сергей Есенин череду сел, протя­нувшихся вдоль правого высокого берега реки Оки. Почти непрерывной лентой тянутся эти се­ления: Вакино, Федякино, Константинове, Волхона, Кузьминское, Аксенове. Самое большое из них - Кузьминское, волостное село, насчиты­вавшее в начале XX века свыше шестисот дво­ров.

Каждый человек, увлеченный поэзией Есенина, знает название этого села, даже если он никогда не бывал в на­ших местах. Во всех своих автобиографиях поэт писал, что родился он в селе Константинове Рязанской губернии, Ря­занского уезда, Кузьминской волости. В письмах, прислан­ных Есениным близким и полученных им в родном селе от друзей, обязательно было указано: Рязанская губерния, Ря­занский уезд, Кузьминское почтовое отделение; с. Констан­тинове

Сергей Александрович часто бывал в Кузьминском, о чем свидетельствовали многие его современники. Каким же видел поэт село?

Крестьянские дома, крытые соломой (лишь немногие за­житочные люди могли покрыть крыши железом). Две церк­ви были в Кузьминском: Ильинская и Воскресенская. Трехъярусная колокольня Воскресенской церкви была са­мым высоким строением в округе. Ее было видно даже из Белоомута. И церковь Воскресенская была очень красивой: белокаменная, с зеленым куполом, необычной архитекту­ры, украшенная двумя фронтонами.

А Ильинская церковь, как вспоминают старожилы, была похожа на Казанскую церковь в Константинове. Так же была разделена на две половины, имела два алтаря: в честь Екатерины-мученицы и в честь Ильи-пророка. В праздничные дни колокольный звон обеих церквей разливался по всем окрестностям Кузьминского.

К сожалению, обе церкви, так украшавшие село и быв­шие средоточием духовной жизни русского человека, были закрыты в 30-е годы и позднее разрушены. Жители села очень тяжело это переживали.

Две земские школы были в селе. Одна – рядом с Воскре­сенской церковью, другая – в центре села.

Длинное белое здание школы с большими окнами, распо­ложенное буквой «Г», еще недавно стояло на улице Кузь­минского. Пять лет назад оно было разобрано по ветхости.

В одном крыле школьного здания помещались два класса, в другом - учительские квартиры.

В 1912 году С. Есенин был приглашен в гости к кузьмин­ским учительницам. Об этом рассказала Полина Сергеевна Гнилосырова. Она работала в то время в Волхонской на­чальной школе. По школьным делам часто бывала у учите­лей Константиновской школы Ивана Матвеевича и Лидии Ивановны Власовых. У них она познакомилась с Есени­ным. Позднее Полина Сергеевна вспоминала:

«Я пригласила его навестить меня, он охотно согласился и несколько раз приходил ко мне. Любил он говорить о природе, о жизни простого народа, а больше всего о поэзии. Он показался мне очень интересным собеседником, и я рас­сказала о нем знакомым учительницам из Кузьминской школы. Они попросили меня прийти вместе с ним в Кузь­минское.

Помню, в одно из воскресений Есенин и я пришли к моим подругам. Сергей всем понравился своей находчивостью во время игры в «почту». Один из играющих выполнял роль почтальона и раздавал остальным номера. Получивший оп­ределенный номер мог предложить любому играющему что-нибудь выполнить: спеть, продекламировать стихотворение, сыграть на каком-нибудь инструменте и т.д. Есенин отве­чал на вопросы в стихотворной форме, остроумно и с юмо­ром».

На центральной площади села стоит двухэтажный камен­ный дом, в котором расположены аптека и библиотека.

В начале века в этом доме находился волостной комитет. По всей вероятности, и здесь бывал С. Есенин. В волостном комитете у него вполне могли найтись дела: взять справку, заплатить налог.

Многие жители села помнят еще один двухэтажный дом, стоявший на площади рядом с волостным комитетом. Двад­цать лет назад там помещался магазин. А в начале века дом имел другое назначение. Первый этаж занимала пекарня, там же и продавали хлеб. А на втором этаже находилась аптека. Аптекарь Долгополов и продавал лекарства, и ле­чил людей.

Жительница села Татьяна Ивановна Силкина вспомина­ла, как выглядела раньше центральная площадь Кузьминс­кого: «От пекарни до дома Ереминых (крайний дом при повороте на Рыбное) тянулось длинное бревенчатое строе­ние, в котором находились лавки Рыбкиных, Ануровых, Кликуновых. Продавали там разные товары: муку, крупу, соль, спички, гвозди, селедку, керосин. Над входом в каждую лавку висели вывески: керосин, бакалея, вино».

На центральной площади села по вторникам проводились большие базары. На базар собирались жители всех окрест­ных сел: Константинова, Федякина, Костина. Приезжали и с заречной стороны: из Селец, Шехмина, Белоомута. Даже из Тумы, села, затерявшегося в глубине мещерских лесов, привозили на базар деревянные кадушки. Шехминские и селецкие крестьяне несли многочисленные дары леса: чер­нику, бруснику, клюкву, грибы, дичь. Из Шехмина целыми мешками привозили лапти. Возами продавали шехминцы дрова.

Новосельские крестьяне в заплечных кузовах приносили молоко, творог, масло, сметану. А в летнее время они торго­вали малиной и смородиной.

Из Константинова, где была рыбацкая артель, привозили рыбу целыми возами.

Привозили на базар и всякую живность: коров, лошадей, свиней, овец, птицу. Около почты была конная площадь: продавали лошадей. А за лавками, ближе к дороге, было место для продажи коров.

А. А. Есенина, сестра поэта, вспоминала: «Здесь можно было купить все, начиная от лаптей и глиняных горшков, до коров и лошадей, узнать, где продается дом, кто в сосед­нем селе умер, кто женился, кто разделился. Вторник – все­му миру свидание».

Как шумны и многолюдны были кузьминские базары! Поистине праздничная атмосфера царила здесь!

Люди выходили в самых лучших нарядах. Иногда прихо­дили не для того, чтобы что-то покупать или продавать, а просто посмотреть на людей, себя показать, узнать новости, встретить знакомых.

Яркие одежды, разноцветные платки и шали, в глазах рябит от множества товаров на прилавках!

Разговоры, шум, смех, мычание коров, дробь копыт, дре­безжание телег - все сливалось в общий гул праздника.

Как и все жители Константинова, Сергей Есенин не раз бывал на кузьминских базарах. Картину такого сельского праздника он нарисовал в одном из своих ранних стихот­ворений:

На плетнях висят баранки,

Хлебной брагой льет теплынь.

Солнца струганые дранки

Загораживают синь.

Балаганы, пни и колья,

Карусельный пересвист.

От вихлистого приволья,

Гнутся травы, мнется лист.

Дробь копыт и хрип торговок,

Пьяный пах медовых сот.

Берегись, коли не ловок:

Вихорь пылью разметет...

Сергей Есенин приходил в Кузьминское в гости к своим друзьям Сергею Брежневу, Николаю Орлову. Познакомился с ними Есенин в доме константиновского священника И. Я. Смирнова в 1910 году. Они были участниками своеобразных вечеров молодежи, которые проходили в доме отца Ивана. Дом дьякона Ивана Васильевича Брежнева был построен почти сто лет назад, но и сейчас он украшает улицу села Кузьминского. Дом большой, высокий, обшит тесом и покра­шен светло-коричневой краской. Пять его окон обрамлены удивительно красивыми резными наличниками шоколадно­го цвета. Карниз тоже украшен деревянным кружевом.

Сергея Есенина любили в доме Брежневых, он всегда был здесь дорогим гостем. Бывали в этом доме и Татьяна Федо­ровна, мать поэта, его сестры Катя и Шура.

Дом стоит на берегу Оки, и когда подходишь к нему по улице Кузьминского, Ока открывается голубой чашей меж двух гор - Ветровой и Барской. А если пойти дальше по Ветровой горе, перед взором предстанет необыкновенно красивая картина. Медленно, плавно несет свои воды Ока. Бархатистая зелень лугов, деревья, перелески, темная кром­ка мещерских лесов. И надо всей этой красотой – бездон­ное голубое небо. Этой чудесной картиной не раз любовал­ся Сергей Есенин.

Очень красив вид на Оку с константиновских холмов. Здесь та же Ока, но вид все же отличается. В Константинове холмы постепенно спускаются к Оке, Ока видится на некотором рас­стоянии и оттого кажется уже. А Ветрова гора – высокая, крутая. С такой высоты Ока видна прямо перед глазами, выг­лядит она шире, а полоска суши - луга и лес - представляет­ся совсем узкой. Поэтому взор здесь больше воспринимает огромное высокое небо и голубую гладь Оки. Это создает ощущение необозримого, бесконечного пространства. На этом косогоре как-то особенно сильно чувствуешь, как ог­ромна и прекрасна наша русская земля. И вспоминаются здесь есенинские строки:

Не видать конца и края –

Только синь сосет глаза…

Конечно, нельзя утверждать, но можно предположить, что здесь могли родиться эти чудесные строки. Ведь все, что видел поэт: и будничные картины сельской жизни, и пре­красные виды природы - могло воплотиться в поэтические образы.

Напротив дома Брежневых было расположено имение княгини Кропоткиной. Дом помещицы сохранился до на­ших дней, много лет в нем помещалась сельская больница. Дом был окружен тенистым парком. Огромные вековые липы и теперь стоят на высоком берегу Оки. Хотя парк и поредел, каждую весну сюда прилетают грачи, строят гнезда в высо­ких кронах деревьев и веселыми криками оглашают окрес­тности. В старом парке снова начинается жизнь. И здесь тоже вспоминаются есенинские строки:

Держат липы в зеленых лапах

Птичий гомон и щебетню...

На другом конце Кузьминского, том, что ближе к Аксено­ву, стоит еще один дом, который помнит Есенина. Покра­шенный желтой краской, с голубыми наличниками, он выг­лядит ярко и вполне современно. Но этот дом старинный. Здесь жила семья дьякона Воскресенской церкви Василия Ивановича Орлова. С его сыном Николаем дружил Сергей Есенин, в этом доме бывал он девяносто лет назад.

На этой же улице стоит еще один старый дом – дом свя­щенника Воскресенской церкви Николая Соколова. Его бре­венчатые стены потемнели от времени. Такого же темного цвета наличники – но какой необычной формы! Верхняя часть их представляет собой две резные перекрещенные планки, оттого окна кажутся не четырех, а пятиугольными. Одного взгляда на этот дом достаточно, чтобы понять: он построен в XIX веке. Увидев этот дом, не хочется проходить мимо. Обязательно захочешь остановиться, рассмотреть уди­вительные наличники, проникнуться духом прошлого, ко­торый хранит этот дом. Сергей Александрович Есенин бы­вал в этом доме, приходил в гости к сыну священника Сер­гею.

Отправляясь к друзьям, он часто шел в Кузьминское не по сельской дороге, а по берегу Оки. Путь здесь короче, хотя и труднее идти по холмам, перебираться через ручьи.

Летом 1912 года на Оке велось строительство Кузьминс­кого шлюза, чтобы поднять уровень воды в реке и сделать ее судоходной. Сергея Есенина это событие очень интере­совало. В письме к своему другу Грише Панфилову он сооб­щал: «У нас делают шлюза, наехало множество инженеров, наши мужики и ребята работают. Мужикам платят в день 1 руб. 20 коп., ребятам - 20 коп., притом работают еще но­чью. Платят одинаково».

На улице села, что идет в сторону Аксенова, жила Аксинья Степановна Артюшина. Родилась она в Константинове в 1907 году. Прожила боль­шую и очень трудную жизнь. Когда Аксинье Степановне было полтора года, умерла ее мать. В возрасте девя­ти лет она осталась круглой сиротой. С 13-ти лет пошла работать в Федякинское товарище­ство. Работала в колхозе в Касимове, в 50-е годы ее семья переехала в Кузьминское.

Аксинья Степановна так рассказывала о сво­ем знакомстве с Есениным:

«Мне не раз приходилось видеть Сергея Есени­на. Я бывала и в доме Есениных, так как дово­жусь им дальней родственницей. И на улицах Константинова я его встречала. Сергей Алексан­дрович был очень добрым, отзывчивым челове­ком, как все о нем говорили. Внешне он был очень красивым: глаза голубые, кудрявые золотистые волосы. Одевался всегда аккуратно, по-городско­му, носил модный серый пиджак. Дружил Сергей больше с учителями, с Клавдием Воронцовым, пле­мянником священника Смирнова».

Аксинья Степановна помнила и помещицу Л. И. Кашину:

«Как-то раз мачеха послала меня в господский дом предло­жить яйца. Барыня согласилась купить. Была она очень кра­сивая, нарядная. В барском доме я увидела много кукол. У меня кукол не было, и я подумала: «Хоть бы одну куклу взять мне поиграть. Но попросить барыню я не решалась».

На этой же улице жила еще одна современница поэта Пелагея Петровна Анискина. Она родилась в 1905 году, рано поте­ряла родителей и с детских лет сама зарабатывала себе на жизнь: нанималась на работу к богатым лю­дям. Потом работала в колхозе в полеводчес­кой бригаде, пахала на быках в военное вре­мя. 92 года прожила Пелагея Петровна, и до конца жизни помнила она о Сергее Есенине.

«Когда-то я нанималась работать к барину в село Константинове вместе с другими кузьмин­скими девушками. Убирали сено в лугу за ре­кой. Ворошили его, сгребали. Барин относил­ся к нам хорошо. Приходили мы утром, нас кормили завтраком. И обедали и ужинали мы тоже у барина. Вечером уходили домой.

На лугах работали и константиновские кре­стьяне, убирали сено на своих участках. Сер­гей Есенин тоже был на сенокосе, помогал своим родным. Во время отдыха молодежь собиралась вместе. Сергей Есенин был весе­лый, озорной. Смеялся, шутил, трепал девчат за косы. Вот таким он мне и запомнился».

Село Константиново и его окрестности – часть малой роди­ны Сергея Есенина. По этой земле он ходил, любовался красотами природы, впитывал впечатления сельской жиз­ни. Здесь помнят его не только как великого поэта, но и как живого человека – молодого, веселого и красивого. Воспо­минания о поэте передаются от одного поколения другому.

 
© Государственный музей-заповедник С.А. Есенина, 2005-2017.
Все права защищены.
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.
Музеи России