Наша группа в Facebook Наша группа в Одноклассниках Наша группа в ВКонтакте
Наш аккаунт в Twitter Наш аккаунт в Instagram Наш канал на  Youtube

 

 

Конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире» Виртуальный тур "ЕСЕНИНСКИЙ КРАЙ"
Торгово-выставочный центр Гостевой дом
Чайная

 

 

Приемная

Тел. 8(4912)55-03-06;
Факс 8(4912)55-03-07

Заказ экскурсий
8(49137) 33-2-57;
8-910-566-64-97

Электронная почта: info@museum-esenin.ru

Проза новокрестьянских поэтов. Проблематика и поэтика

В своих романах автор заговорил о пацифизме и о заповеди «не убий», как о воле вселенской, космичной, заговорил о крови, как о мировом грехе, об убийстве как преступлении против природы – и  заговорил в ту пору, когда в обществе главенствовали классовые теории, идеи классового врага и оправданного насилия. Героями романов становились мужики из крепких семей, в «Сахарном немце» - прапорщик Зайцев, или Зайчик, как его зовут, который мучим комплексом вины за все разлады, что творятся у него на родине, он страдал оттого, что умирала соборность крестьянского мира. Размывается грань между космосом и действительностью, и герой живет как будто в двух измерениях и мечтает узреть свет. Через весь роман проходит мотив единого света, который воплощается в различных образах: сельской церкви, звезд, лешего, развивающего идею высшей правды. Идеал Клычкова – всемирная соборность, космическая гармония, всеобщий лад. Но всемирная гармони  подтачивается бедами, изменами, смертью, так появляется тема царства тьмяного, которая станет основной в романе «Князь мира». Но тьма не просто захватывает мир, она поселяется в человеческой душе. Человек, как пишет Н. Солнцева, становится двуипостасен, и отрицательная часть души может победить, тогда и до ада на земле будет рукой подать. И основной образ сахарного немчика – искуса, который приводит к концу света – автор выносит в заглавие произведения. Сахарный – потому что сладка человеческая кровь, маленького – традиция русской литературы (злой карлик). Сахарный немец провоцирует главного героя на убийство реального немца, чья смерть никому не нужна и не важна, но Зайчик совершает этот ложный шаг, обернувшийся жестоким боем, который описывается как конец света. Роман завершается эсхатологическим мотивом. Земной рай остался мечтой, как пишет исследователь.

Роман поразил современников и своей идеей, и своей красотой. Он написан сочным, ярким, метафоричным языком. Он был соткан из метафор, но в нем не было красивостей.   Кто-то восторгался романом, кто-то посылал на голову автора проклятия. Горький сообщал своему секретарю Крючкову: Клычков "по ту сторону баррикад". Бухарину он написал письмо, в котором утверждалось: неонароднический сентиментализм "Сахарного немца" -- явление для советской литературы чуждое, требующее отпора. Городецкий предлагал выкинуть все китежи и писать о строительстве нового общества, тогда Клычков станет самым чудесным писателей. Но автор совету не внял.

Следующий его роман – «Чертухинский балакирь» о П.К. Пенкине, очаровательном мужике, балакире, врале и мечтателе. Автор заставляет его искать истину, постигать, почему мир устроен так, а не иначе. Но в этом романе вопрос ставится о церкви, главного героя соблазняют разным вероисповеданием: пантеизмом, дуализмом, непомерной плоти и т.п. – все это, как говорит писатель, от лукавого. Автор говорит о покачнувшейся вере, о том, как легко стали поддаваться люди соблазну, как рушится царство света, мечта о земном рае вновь так и осталась мечтой, сном. Человек становится равнодушным, провозгласив себя центром мироздания, он подвержен гордыне, и именно этот грех позволил восторжествовать темноте.

Появление романа вызвало споры философского характера, она казалась вызывающей. И он, и его герои, не склонные к философии, но одаренные интуицией и чувственным постижением мира, были тем не менее философами. Романы Клычкова – акт не только его творческой потребности, но и его воли к организации жизни, поэтому все романы поэта были расценены как контрреволюционные.

В 1927 году Клычков издает третий роман «Князь мира». В нем автор пытался изложить, почему бесовская сила прельстилась Россией, в этом романе дьявол фактически правил крестьянским миром. Как сообщали современники, Клычков писал свой роман в состоянии полного отчаяния. Он усомнился в силе добра и пришел к выводу о всесильном зле, поверил, что победить зло нельзя.

К середине 20-х годов традиции национального нигилизма, заложенные Пролеткультом, уже набрали силу. А к концу десятилетия понятия "национальный" и "националистический" практически слились воедино. Приемы обвинения в национализме и великодержавном шовинизме достиг ли предела в своей иезуитской отточенности. Критик Осип Бескин — самая зловещая фигура в жизни Клычкова — писал: "Русский стиль" в своем 100-процентном применении — не только прием, но и активное выражение соответствующего содержания. А Клычков в этом отношении действительно стопроцентен, и стиль его вызывает не только восхищение, но и оскомину квасного патриотизма и национализма довоенного образца".    Клычков, редко ввязывавшийся в "тоскливые словесные драки", в 1923 году все-таки опубликовал в журнале "Красная новь" статью с многозначительным названием "Лысая гора". Он отстаивал в ней традиции классической поэзии, выступая против "тарабарщины", превратившей русский Парнас в Лысую гору. А своим оппонентам, типа Осипа Бескина, Клычков ответил: "Как может критик-марксист, поучающий еще других критиков-марксистов- марксизму, не указывая точно материала, который он имеет в виду в определении понятия русского стиля, совсем не являющегося приемом, а прежде всего, перво-наперво, огромной культурой огромной страны, — как может столь размашисто, так таровато скидывать эту культуру с приходного листа революции?! А село Палех, Бескин, неужели вы вычеркнули с советской территории?.." Поистине, прав Гоголь: "Все можно извратить и всему можно дать дурной смысл, человек же на это способен". Надо сказать и о прозе Сергея Клычкова. Роман "Сахарный немец" вышел в 1925 году. А. М. Горький, которому Клычков послал книгу, писал автору: "Прочитал "Сахарного немца" с великим интересом. Большая затея, и начали Вы ее удачно. Первые главы — волнуют..." В следующем году увидел свет роман “Чертухинский балакирь”.
Крестьянская Русь "Чертухинского балакиря" — это Русь сказочников и прибауточников, Русь мечтателей и правдоискателей, отдающих делу время, но не забывающих и отвести час для потехи. У Клычкова Русь — ума палата, Русь — на все руки мастерица, Русь — хохотунья, игрунья, певунья, плясунья, статная, ладная, ненаглядная красавица Русь. Клычков верил, что "самым торжественным, самым прекрасным праздником при социализме будет праздник... древонасаждения! Праздник Любви и Труда. Любовь к зверю, птице и... человеку!" Как тут не вспомнить нынешнее повальное увлечение идеями сибирской пророчицы Анастасии, которая советует каждому жителю России посадить хотя бы один кедр на своей земле.

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8

 
© Государственный музей-заповедник С.А. Есенина, 2005-2017.
Все права защищены.
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.
Музеи России