Наша группа в Facebook Наша группа в Одноклассниках Наша группа в ВКонтакте
Наш аккаунт в Twitter Наш аккаунт в Instagram Наш канал на  Youtube

 

 

Конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире» Виртуальный тур "ЕСЕНИНСКИЙ КРАЙ"
Торгово-выставочный центр Гостевой дом
Чайная

 

 

Приемная

Тел. 8(4912)55-03-06;
Факс 8(4912)55-03-07

Заказ экскурсий
8(49137) 33-2-57;
8-910-566-64-97

Электронная почта: info@museum-esenin.ru

Эстетическая концепция имажинизма. Основополагающие принципы и положения

У.А. Титова,

ученый секретарь

Государственного музея-заповедника С.А. Есенина

 

Литературное течение имажинизм формировалось в России в 1910-е годы в связи с неспособностью сложившейся культурной системы ответить на вызовы переходного периода времени с резко возросшим ритмом современной жизни. Переходная ситуация, означавшая распад одной картины мира и становление альтернативной, остро затрагивала литературно-художественный процесс и в первую очередь участвующих в нем молодых поэтов и художников. [1]

Термин имажинизм заимствован у авангардистской школы англоязычной поэзии – имажизма. Первые сведения о движении английских имажистов появились в российской печати в 1915 году благодаря статье З.А. Венгеровой «Английские футуристы» (Сборник «Стрелец», 1915), в которой рассказывалось о лондонской поэтической группе имажистов, во главе которой стояли Э. Паунд, Т. Хьюм, Т. Элиот, Р. Олдингтон.

Возникший в Англии в 10-е годы ХХ века, имажизм ставил перед собой художественную задачу, которая была сама по себе не абстрактно-поэтической, а вполне жизненной и конкретной – прямо воспроизводить реальность. Истертым, шаблонным поэтическим клише противопоставляются «свежие», во многом необычные образы (image) – отсюда и название школы. Усилия их были направлены на обновление поэтического языка, что нашло отражение в их теориях образа, свободного стиха. [2]

В России термин «имажионизм» появился в книге В.Г. Шершеневича «Зеленая улица. Статьи и заметки об искусстве» в 1916 году. Здесь В.Г. Шершеневич, еще не порвавший своих связей с футуризмом, назвал себя «имажионистом» и обратил основное внимание не на содержание, а на форму поэтического образа.

Главным идеологом имажинизма стал именно В. Шершеневич. В 1918 году он заявляет о возникновении «имажионизма» как о более широком, чем футуризм явлении. С 1919 года закрепились термины «имажинизм», «имажинисты», что подчеркивало как определенную преемственность русского имажинизма от западного, так и его национальное своеобразие. [3]

Русский имажинизм сыграл в литературном процессе заметную роль и удостоился статейного упоминания во всех литературных энциклопедиях. Образовавшаяся группа имажинистов делала ставку на образность как главную черту поэтического творчества. В первом манифесте, «Декларации», опубликованной в воронежском журнале «Сирена» в 1919 году, поэты утверждали, что «единственным законом искусства, единственным и несравненным методом является  выявление жизни через образ и ритмику образов». [4]

В данном документе, представляющем творческую программу имажинизма, утверждалось ключевое значение образа в структуре художественного произведения. Программа строилась на теории образа. Из текста «Декларации» следовало, что основой имажинизма является специфическое понимание роли эстетического воздействия художественного образа. Акцент был сделан на конструктивных принципах создания новой поэтической образности. Впечатление от искусственно сконструированного образа должно было стать определяющим в поэзии.

Теоретическим обоснованием поэзии имажинистов является трактат  В.Г. Шершеневича «2х2=5». Поэзию Шершеневич видел родственной математическому расчету. Любые интерпретации текста, кроме авторских, представлялись ненужными. Ради рождения образа отстаивался принцип равенства чистого и нечистого, что оборачивалось откровенно плотскими образами.

Поэты-имажинисты четко сформулировали мысль об уникальности языка поэзии, полагая, что язык на ранней стадии развития был насыщен образными представлениями. Логичным является то, что имажинисты обратились к изучению истоков языка, стремясь выявить исконные образы слов. Кроме того, имажинисты, анализируя свойства языка и традиционные способы словообразования, стали сами создавать новые образы. Но, как  отмечает исследователь Д.Л. Шукуров: «Имажинистское понимание художественного слова, во-первых, номиналистично и, во-вторых, предельно рационализировано. Эти  концептуальные  признаки,  не  исчерпывая  спектр  других  возможных  характеристик, являются одновременно полюсами притяжения и отталкивания в предшествующей и в последующей авангардной  традиции». [5]

Но своей главной целью имажинисты объявили не необычное слово, а уникальный образ, и основополагающим принципом русского имажинизма стало именно учение об образе. Переосмысление  опыта  русских футуристов,  в  частности, теории «заумной поэзии», позволило В.Г. Шершеневичу создать иной  вариант  концепции «самовитого  слова», под которым предлагалось понимать  основу   триады,   представленной  в   языковедческих   трудах  А. А. Потебни. Ученый различал в составе слова его «внутреннюю форму» (содержание), внешнюю оболочку (форма) и изначальную образность. Имажинисты, отвергая содержательную и формально-звуковую стороны,  акцентировали внимание на образности слова. Стремясь к максимальному насыщению своих произведений образами, имажинисты при этом требовали, чтобы эти образы не были часто употребляемыми.

Несмотря на некоторую общность, в сугубо поэтических вопросах среди имажинистов не было абсолютного единства. Друзья и соратники в жизни, они оказались приверженцами абсолютно разных подходов к искусству.

В. Шершеневич в «Листах имажиниста» полемизировал с теоретическими идеями Есенина, высказанными в работе «Ключи Марии» и  критиковал поэтическую практику  собратьев по искусству: «…соединение отдельных образов в стихотворение  есть  механическая  работа, а не органическая, как  полагают С. Есенин и А. Кусиков. Стихотворение не организм, а толпа образов; из него без ущерба может быть вынут один образ или вставлены еще десять». [6] Полемизировал с идеями С. Есенина и А. Мариенгоф в работе «Буян-остров»: «Сегодняшнее народное искусство должно быть сумеречным. Иначе говоря, это полуискусство, второй сорт, переходная стадия, столь необходимая для массы и не играющая абсолютно никакой роли в жизни искусства». [7] Ответом Есенина послужила статья «Быт и искусство», в которой он писал: «Собратья мои не признают порядка и согласования в сочетании слов и образов. Хочется мне сказать собратьям, что они не правы в этом».  [8]

Назревал раскол, оформившийся в 1924 году. В газете «Правда» было опубликовано «Письмо в редакцию», подписанное С. Есениным и И. Грузиновым: «Мы, создатели имажинизма, доводим до всеобщего сведения, что группа “имажинисты” в доселе известном составе объявляется распущенной». [9]

Среди литературоведов до сих пор идут споры о том, следует ли поместить имажинизм в один ряд с символизмом, акмеизмом и футуризмом, или правильнее было бы рассматривать это явление в ряд многочисленных литературных течений 20-х годов ХХ века. Однако значительный вклад имажинистов в культуру рифмования, требование лирического единства композиции стихотворения и иные настойчивые поиски в области обновления поэтики, неординарность метафорического мышления явились актуальными в 1920-е годы и стали ориентиром для некоторых авторов второй половины ХХ века, развивающих традиции модернизма.

 

Примечания

  1. От редколлегии // Русский имажинизм: история, теория, практика / Под ред. Дроздкова В.А., Захарова А.Н., Савченко Т.К. М., 2003.  С. 5
  2. Бандурина Н.С. Имажинизм в контексте европейских и отечественных авангардистских течений начала ХХ века // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2012. № 1 (12). C. 16.
  3. От редколлегии // Русский имажинизм: история, теория, практика / Под ред. Дроздкова В.А., Захарова А.Н., Савченко Т.К.  М., 2003. С. 16
  4. "Сирена", Воронеж, 1919, №4/5, 30 января
  5. Шукуров Д. Л. Концепция слова в дискурсе русского литературного авангарда. СПб.: Иваново, 2007. С. 145
  6. Шершеневич В. Г. Существуют ли имажинисты? // В мире книг. 1987. № 11. С. 86
  7. Мариенгоф А. Буян-остров // Поэты-имажинисты / сост., подг. текста, биограф. заметки и примечания Э. М. Шнейдермана. СПб.: Пб. писатель; М.: Аграф, 1997. С.40
  8. Есенин С. А. Полное собрание сочинений: В 7 т. М.: Наука; Голос, 1995—2002.  Т. 5. Проза. 1997. С. 214
  9. Поэты-имажинисты / сост., подг. текста, биограф. заметки и примечания Э. М. Шнейдермана. СПб.: Пб. писатель; М.: Аграф, 1997.. С. 337
 
© Государственный музей-заповедник С.А. Есенина, 2005-2017.
Все права защищены.
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.
Музеи России