Наша группа в Facebook Наша группа в Одноклассниках Наша группа в ВКонтакте
Наш аккаунт в Twitter Наш аккаунт в Instagram Наш канал на  Youtube

 

 

Конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире» Виртуальный тур "ЕСЕНИНСКИЙ КРАЙ"
Торгово-выставочный центр Гостевой дом
Чайная

 

 

Приемная

Тел. 8(4912)55-03-06;
Факс 8(4912)55-03-07

Заказ экскурсий
8(49137) 33-2-57;
8-910-566-64-97

Электронная почта: info@museum-esenin.ru

Юбилейная дата

Шершеневич Вадим Габриэлевич

05.02.1893-18.05.1942

 

 

Поэт, драматург, переводчик, публицист.

Родился в Казани. Отец – профессор Казанского, позже Московского университетов. Мать – оперная актриса. Учился в Казанской гимназии, после переезда в Москву занимался на историко-филологическом и юридическом факультетах Московского университета.

В 1911 году он издал свой первый поэтический сборник. Примыкал к литературному течению футуризм. Во многих статьях этого периода В. Шершеневич  изложил свои теоретические взгляды на поэзию футуризма.

Впервые термин «имажинизм» он употребил в книге «Зеленая улица. Статьи и заметки об искусстве» (1916). Еще не порывая полностью с футуризмом писал: «Я по преимуществу имажинист. Т.е. образ прежде всего. А так как теория футуризма наиболее соответствует моим взглядам на образ, то я охотно надеваю, как сандвич, маску футуризма…».

Октябрьскую революцию В. Шершеневич принял. Он поверил, что в стране прекратятся разброд и шатания. Его разочарование сформировалось после неприятия им диктатуры пролетариата и стремления подчинить всех одной идеологической установке. «Я не верю в революционные лозунги тех, - писал он, - кто поднял их только в дни революции; мне омерзителен большевизм тех, кто стал большевиком после того, как большевики стали правительственной партией».

После октября В. Шершеневич в Пролеткульте поддерживает связи с писателями и поэтами, признавшими советскую власть. На одном из вечеров в ноябре 1918 года состоялась встреча С. Есенина с В. Шершеневичем и
А. Мариенгофом. К этому времени относится окончательно отмежевание
В. Шершеневича от футуризма. А. Мариенгоф вспоминал: «Стали бывать у нас на Петровке Вадим Шершеневич, Рюрик Ивнев. Завелись толки о новой поэтической школе образа… У Есенина уже была своя классификация образов…».

Вскоре утверждается Устав Профессионального союза поэтов, открывается  эстрада-столовая Всероссийского союза поэтов. В 1919 году
В. Шершеневич избирается председателем Всероссийского союза поэтов,    С. Есенин – секретарем. Они часто встречаются. В. Шершеневич пишет: «…легче было сосчитать часы, которые мы, Есенин, Мариенгоф, Кусиков и я, провели не вместе, чем часы дружбы и свиданий».

В развитие теории имажинизма каждый из учредителей внёс свою лепту. В. Шершеневич аллегорически характеризовал каждого из своих «собратьев» следующим образом. А. Мариенгоф объявлялся им жокеем имажинизма, Есенин – инженером, Кусиков – придворным шарманщиком, а Ивнев – архимандритом нового течения.

Отбиваясь от нападок недоброжелателей, усматривающих в деятельности имажинистов только саморекламу, В. Шершеневич писал: «Мы переживаем тяжёлую эпоху искусства. Искусство сковано и убито слишком большим вниманием к нему государства. Искусство не может свободно развиваться в рамках государства. Государству нужно не искусство исканий, а искусство пропаганды… Мы – имажинисты – группа анархического искусства – с самого начала… не становились на задние лапки перед государством. Государство нас не признает и слава Богу! Мы открыто кидаем свой лозунг: долой государство! Да здравствует отделение  государства от искусства! Наши следующие лозунги: Да здравствует диктатура имажинизма! Долой критику, эту гадалку-спекулянтку от искусства. Она не нужна не творцам, не читателям».

В 1919 году С. Есенин и В. Шершеневич подготовили сборник стихов «Всё, чем каемся», у которого на обложке работы художника
В.П. Комардёнкова  выделенные первые буквы названия книги отчётливо просматривались как ВЧК. Книгу печатать не разрешили.

В Шершеневич и  С. Есенин с поэтами имажинистами устраивали литературные вечера, встречи, диспуты. Не однократно с просьбами обращались к А.В. Луначарскому, В.В. Воронскому по поводу открытия собственного издательства «Имажинисты», добились издания собственного журнала «Гостиница для путешествующих в прекрасном», кафе поэтов «Стойло Пегаса».

В. Шершеневич не скрывал своих политических убеждений. Издание сборника имажинистов «Золотой кипяток» получило отрицательную оценку в советской прессе.

Постепенно наметился раскол в верхнем эшелоне Ордена имажинистов. С. Есенин не соглашался с некоторыми основными положениями имажинизма, упрекал своих товарищей за надуманный отрыв поэзии от реальности. На раскол в стане имажинистов обратили внимание и критики. Позднее, давая интервью корреспонденту газеты «Накануне», С. Есенин сообщил: «…Раскол удалось предотвратить…». М. Ройзман вспоминал:
« …между Есениным и Шершеневичем была дружба, основанная на взаимном уважении, хотя в поэзии они стояли на разных полюсах».

После знакомства С. Есенина с А. Дункан  и переезда на Пречистику поэты-имажинисты часто стали встречаться. «С Есениным, Мариенгофом,

Шершеневичем и Кусиковым. – вспоминал Ю.П. Анненков, - я часто проводил оргийные ночи в особняке А. Дункан, ставшем штаб-квартирой имажинизма…».

Отъезд Есенина за границу породил утверждение, что имажинизм в России прекратил своё существование. И.Н. Розанов писал: «…В 1922 году от них ничего не осталось, Кусиков и Есенин уехали за границу. Шершеневич отдался театру, Мариенгоф просто замолчал». Для доказательства несостоятельности такого заключения В. Шершеневич провёл в Минске диспут «Весенний разлив имажинистов». Критика продолжала подчёркивать различие взглядов на принципиальные вопросы имажинизма у С. Есенина и его друзей имажинистов. Известный критик П. С. Коган считал:  «Шершеневич и Мариенгоф легко достигают цели; в их произведениях нет особенного смысла. В поэзии Есенина много глубокого смысла».

Имажинизм стал угасать после введения в стране жёсткой цензуры. Начались личные размолвки и среди имажинистов.

20 июня 1924 года С. Есенин написал в «Автобиографии»: «Искусство для меня не затейливость узоров, а самое необходимое слово того языка, которым я хочу себя выразить. Поэтому основанное в 1919 году течение имажинизм, с одной стороны мной, с другой – Шершеневичем, хоть и повернуло формально русскую поэзию по другому руслу восприятия, но зато не дала никому ещё права претендовать на талант. Сейчас я отрицаю всякие школы. Считаю, что поэт не может держаться определенной какой-нибудь школы. Это его связывает по рукам и ногам. Только свободный художник может принести свободное слово».

Вскоре после отхода С.Есенина от имажинистов  прекратилось на четвертом номере издание журнала «Гостиница для путешествующих в прекрасном», не удалось имажинистам реанимировать кафе «Стойло Пегаса».

Кроме поэзии, В. Шершеневич много внимания уделял драматургии, играя в театрах, создавая пьесы, дискуссируя о роли театра. С. Есенин тепло отзывался о В. Шершеневиче и после ухода из имажинизма. Он говорил       В. Эрлиху: «Вадим умный! Очень умный! И талантливый! Понимаешь? С ним всегда интересно!...Я его очень люблю, Вадима!».

После смерти С. Есенина В. Шершеневич выступил с воспоминаниями на вечере памяти поэта в Центральном Доме Работников Печати. О
С. Есенине поэте и человеке В. Шершеневич написал в нескольких статьях, подчеркнув, что в ряде публикаций быт и облик поэта искажён, но более подробно о взаимоотношениях с ним он сказал в мемуарах «Великолепный очевидец».

Последние годы имя В.Г. Шершеневича замалчивалось. Ему приходилось зарабатывать на жизнь изданием брошюр о деятелях театра и кино, написанием текстов для оперетт, музыкальных комедий. Важным источником существования для него были также переводы с немецкого и французского либретто оперетт, а также отчисления за спектакли, где использовались его переводные тексты.

Вадим Габриэлевич Шершеневич умер в эвакуации в Барнауле 18 мая 1942 года от милиарного туберкулеза.

 
© Государственный музей-заповедник С.А. Есенина, 2005-2017.
Все права защищены.
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.
Музеи России